Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

Одна из самых засекреченных страничек Величавой Российскей — защита центра Москвы от налётов фашистской авиации. В 1-ые же деньки войны комендант Столичного Кремля генерал-майор Николай Спиридонов в скрытой записке на имя Берии предложил безотложно приступить к маскировке Кремля и прилегающих к нему территорий. Выполняя «особое правительственное задание», группа архитекторов и инженеров под управлением академика Бориса Иофана разработала умопомрачительный для тех пор проект.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

В этой умеренной папке – документы, которые очень длительно были закрытыми. 28 чертежей, рисунков, схем, личные пометки конструктора Бориса Иофана, исчерканные, разноцветные, как будто из детской раскраски – строения главной резиденции страны. Столичный Кремль так превращали в невидимку.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

«Мы должны были этой работой германской авиации затруднить поиск Столичного Кремля на фоне городка Москвы», — разъясняет сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью ФСО Рф Валентин Жиляев.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

Но как упрятать эту, совершенно не иголку, территория – большая, 28 гектаров, форма — известна и хороша видна сверху — треугольник. Что делать с зеленоватыми крышами – для германской авиации – цвет все равно, что маяк – таких крыш и таких желтоватых построек в Москве практически не было.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

Перекрашивать, — это 1-ый вариант маскировки — плоскостной, стали стремительно – уже был взят Минск. Основная нагрузка — на комендатуре Кремля, собственный объект – у каждого взвода полка специального предназначения. И лишь на таких сложных, как колокольня Ивана Величавого, одном из самых больших тогда сооружений в Москве, работали альпинисты. Замаскировать все – к первой бомбардировке не успели, ровно через месяц после начала войны в ночь на 22 июля бомба в 250 кг попадает в Большой Кремлевский Дворец, меж вторым и третьим окнами, но не взрывается.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

«Это волшебство, по всей видимости, попав в опору на чердаке Георгиевского зала, незначительно изменила линию движения, пробила крышу и ударилась об пол Георгиевского зала», — ведает Валентин Жиляев.
Маскировка московского кремля в годы Великой Отечественной войны (6 фото)

Звезды на Кремлевских башнях погасли практически сходу – их зачехлили, золотые главы Кремлевских соборов покрасили, зубцы стенок накрыли доской, на самих стенках нарисовали окна и двери. Под номером 6 – набросок маскировки Арсенала, зенитные пулеметы на его крыше появились уже через неделю после начала войны, но это здание пострадает больше всего – разрушен сталинский гараж, практически вполне — восточная часть Арсенала.

«Когда бомба попала во двор Арсенала, тонная бомба, в то время, когда подразделения выдвигались: кто в метро, кто в щель, бомбоубежищ не было, тут и погибло сходу 46 человек», — отмечает Валентин Жиляев.

Ночные бомбардировки, на дневные — немцы не решились, строились по традиционному принципу. Одна либо две осветительные бомбы, позже – другие, но ни один снаряд не поразил ни 1-ый корпус Кремля, где кабинет для работы Сталина, ни Мавзолей Ленина, а это были главные цели противника. Найти их – даже при неплохой погоде – фашистским летчикам было тяжело, маскировка перепутала карты, в Кремле появились здания-призраки.

«Это большая маскировка – двухэтажное древесное сооружение, эффект об большой маскировки был очень сильный, так как это истинные строения, они давали тенеобразования», — разъясняет Валентин Жиляев.

К мавзолею, откуда тело Ленина уже 3 июля было эвакуировано, достраивают ещ
е два этажа. Всю древесную конструкцию соединяют с первым корпусом. Таким, в упаковке, невидимым, он простоит длительно, откроют его – перед основным русским праздничком. Невзирая ни на что, торжество 7 ноября 41-го должно было состояться.

За день до парада, 6 ноября 41-го, маскировку сняли. Cердце русской страны – Мавзолей, на несколько часов заполучил собственный реальный вид. Риск, естественно, был, но, как произнес тогда Сталин: «Даже погода помогает большевикам». Целых три денька была нелетной.

Умопомрачительный проект по исчезновению с лица Москвы – Кремля – сработал. Пятнадцать различного калибра фугасных бомб, более 150 зажигалок – Столичный Кремль бомбардировали восемь раз, сбрасывали даже бочку с нефтью, – но ни 1-го пожара, ни 1-го неисправимого разрушения. Правда, в конце победного 45-го комендатура Кремля столкнулась с другой неувязкой — сделать Москву вновь златоглавой оказалось тяжело – за четыре военных года краска въелась в купола.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГКО «О Разработке СЛУЖБЫ МАСКИРОВКИ ПРИ Столичном СОВЕТЕ»

в„– 73 с
9 июля 1941 г.

1. Разрешить Столичному совету сделать из архитекторов и живописцев службу маскировки более принципиальных объектов г. Москвы. Оплату работы этой службы произвести за счет бюджета Столичного совета.
2. Обязать службу маскировки Столичного совета обеспечить маскировку таких объектов, как оборонные фабрики, водопроводные станции, Кремль, Центральный телеграф, нефтехранилища и городские мосты.
3. Обязать надлежащие наркоматы провести все нужные работы по маскировке собственных объектов по указаниям службы маскировки при Столичном совете. Разрешить наркоматам и ведомствам растрачивать средства за счет общих финансовложений на маскировку собственных объектов.
4. Обязать Наркомат хим индустрии — т. Денисова выделить по заявке Столичного совета нужное количество красок для маскировки военных объектов.
5. Обязать Наркомат обороны оказать полное содействие службе маскировки в проведении маскировочных работ на важных объектах г. Москвы.

Зам. Председателя
Муниципального
Комитета Обороны

В. Молотов

Первую воздушную тревогу в Москве пришлось объявить уже на 3-ий денек войны. Но сначала германские асы летали лишь на разведку. Кстати, для ориентировки шофёров в тёмное время суток на стенках в арках Спасских, Боровицких и Арсенальных ворот краской были нарисованы белоснежные полосы. Через неделю после начала войны закончили играть куранты на Спасской башне. К середине июля в кремлёвских зданиях окончили оклейку окон полосами материи накрест.

Уже рассекречена переписка коменданта Кремля Спиридонова и Берии. В собственном рапорте от 26 июня 1941 года комендант предложил два варианта маскировки Столичного Кремля. 1-ый предугадывал снятие крестов, ликвидирование блеска золотых глав кремлевских соборов. Крыши и открытые фасады всех кремлевских построек планировалось перекрасить таким макаром, чтоб они выглядели как обыденные дома. 2-ой вариант отличается от него тем, что неверные городские кварталы должны были устраивать композицией разных макетов и через Москву-реку для дезориентирования наблюдающего противника устраивается неверный мост.

“Маскировка, — писал Спиридонов, — сделает труднее противнику при подлете отыскание Кремля на фоне Москвы и уменьшит возможность прицельного бомбометания с пикирования по отдельным зданиям Кремля”. 14 июля был готов проект, в каком использовали элементы обоих вариантов маскировок. И уже 29 июля с самолета “Дуглас” замаскированный Кремль произвели осмотр русские чекисты во главе с майором госбезопасности Шпиговым и вынесли собственный вердикт: “Расцветка кремлевских стенок и фасадов кремлевских построек под перспективу городка дает положительные результаты. Немаскированные строения (корпус в„–1, Большой Кремлевский дворец, Иван Величавый и пр.) резко выделяются и подлежат неотклонимой перекраске… Резко демаскирует Кремль Александровский сад, который нужно застроить макетами, разрезать дорогами и тем убить однотипный массив зелени…”

«…предлагал безотложно приступить к маскировке Столичного Кремля и прилегающих к нему территорий. В документе предполагалось:
— затруднить противнику при подлёте отыскание Кремля на фоне городка Москвы;
— уменьшить возможность прицельного бомбометания с пикированием по отдельным зданиям Кремля.

К записке прилагался проект плана маскировки Столичного Кремля, приготовленный группой акад
емика архитектуры Бориса Иофана4. Хотя представленный план был утверждён только 14 июля 1941 года, практически к работам приступили ещё 28 июня, а окончили их к 1 августа. Маскировку Кремля проводило УКМ, прилегающих территорий и построек (Красноватая площадь, ГУМ, Манеж) — Моссовет и надлежащие ведомства, занимавшие строения. План маскировки Столичного Кремля предугадывал два варианта действий. 1-ый вариант — плоскостная имитация: в главном перекраска крыш и открытых фасадов всех кремлёвских построек и стенок для сотворения на их многообещающего вида городских построек, что стало немедля реализовываться. Кремлёвские звёзды выключили (потом их закрыли древесными щитами), замаскировали позолоченные купола с помощью декоративных мероприятий, сняли кресты. Была проведена имитационная расцветка и присыпка городских кварталов на Манежной и Красноватой площади, на Ивановской площади в Кремле. Перекрашены фасады дома в„– 2 Наркомата обороны и ГУМа. 2-ой вариант действий предугадывал проведение объёмной имитации. Чтоб дезориентировать противника, выстраивались неверные городские кварталы с композицией разных макетов по типу городских построек: в Александровском саду (по внешнему контуру), на местности Красноватой площади, Тайницкого сада и откоса, Огромного сквера в Кремле. Над Мавзолеем построили макет городского строения, примыкающего к кремлёвскому корпусу в„– 1. Часть Тайницкого сада и трибуны Мавзолея перекрыли подвешенными полотнищами, раскрашенными под крыши построек. …»

Комментировать

Почта не публикуется.Обязательные поля отмечены *