Гигантизм и акромегалия — симптомы и признаки, диагностика, лечение

Гигантизм и акромегалия — симптомы и признаки, диагностика, исцеление акромегалии.

Гигантизм и акромегалия

Гигантизм и акромегалия представляют собой синдромы гиперсекреции ГР (гиперсоматотропизм), практически всегда являющейся следствием развития аденомы гипофиза. В случае развития опухолевого процесса до закрытия эпифизарных зон роста результатом является развитие гигантизма. Если опухоль начала развиваться после закрытия зон роста, результатом будет акромегалия с появлением соответствующих наружных клинических признаков. Диагноз ставится клинически, подтверждается рентгенографией черепа и кистей рук, также уровнем ГР. Исцеление заключается в хирургическом удалении либо деструкции вызвавшей патологические конфигурации аденомы.

Многие аденомы, секретирующие ГР, содержат мутировавший протеин Gs, являющийся катализатором аденилатцикла-зы. Клеточки, содержащие мутантную форму белка Gs, способны секретировать ГР даже в случае отсутствия секреции рили-зинг-фактора гормона роста (РФГР). Были описаны несколько случаев эктопических РФГР-секретирующих опухолей в главном с локализацией в поджелудочной железе и легких.

Симптомы и признаки гигантизма и акромегалии

Гипофизарный гигантизм. Это достаточно редчайшее состояние, развивается в случае начала гиперсекреции ГР в детском возрасте, до закрытия эпифизарных зон роста. Скорость роста скелета в длину и максимально достижимый рост увеличены, но с маленькими деформациями костной ткани. Все же встречаются гипертрофия мягеньких тканей и повышение периферической иннервации. Задержка пубертата либо гипогонадтропный гипогонадизм также нередко находится, формируя свойственное евнухоидное телосложение.

Акромегалия. При акромегалии гиперсекреция ГР начинается в возрасте меж 20 и 40 годами. Когда гиперсекреция ГР начинается после закрытия эпифизарных зон роста, более ранешние клинические проявления включают изменение черт лица и мягеньких тканей (в сторону расширения и утолщения) рук и ног. Возникновение этих конфигураций у пациентов вызывает необходимость роста размера одежки и аксессуаров (колец, перчаток) и обуви. Фотографирование нездоровых в динамике является принципиальным моментом в документировании хода развития заболевания со временем.

У взрослых нездоровых акромегалией наблюдается малозначительное повышение волосяного покрова тела и утолщение и уплотнение кожи и нередко ее потемнение. Размер и функция потовых и сальных желез растут до таковой степени, что пациенты нередко сетуют на обильное потоотделение и противный запах тела. Гипертрофия нижней челюсти ведет к ее протрузии и формированию неверного прикуса. Пролиферация хрящевой ткани горла приводит к возникновению низкого, охриплого голоса. Язык увеличен, имеет желобообразную форму и нередко обложен. При продолжительном течении акромегалии патологический гипертрофированный рост костей приводит к формированию бочкообразной грудной клеточки. Пролиферация суставных хрящей является ранешным клиническим признаком гиперсекреции ГР с вероятным развитием их эрозии и некрозов. Нередко суставная симптоматика прогрессирует, и могут появляться дегенеративные артриты, приводящие к потере трудоспособности.

Компрессия нервных стволов, обусловленная ростом соединительной ткани и развитием эндоневрального фиброза, нередко приводит к развитию периферической нейропатии. Пациенты нередко предъявляют жалобы на мигрени, обусловленные опухолевым ростом. При супра-селлярном росте опухоли и механическом сдавлении области перекреста зрительных нервишек может наблюдаться битемпо-ральная гемианопсия. Сердечко, печень, селезенка, щитовидная и паращитовидная железы и поджелудочная железа увеличены в размерах. Примерно у  пациентов может встречаться развитие сердечно-сосудистой патологии и дважды увеличенный риск кардиальной погибели. Артериальная гипертензия развивается у пациентов. В два раза увеличен риск злокачественных новообразований, в особенности желудочно-кишечной локализации. ГР увеличивает канальцевую реабсорбцию фосфатов и приводит к умеренной гиперфос-фатемии. Нарушенная толерантность к глюкозе встречается практически у 50 % нездоровых акромегалией и гигантизмом, но очевидный СД развивается только у 10 % пациентов.

Галакторея встречается у неких дам с акромегалией и обычно ассоциирована с гиперпролактинемией. Все же лактация может встречаться и при изолированной гиперсекреции ГР, потому что катализатором лактации является сам ГР. У пациентов с опухолями, секретирующими ГР, нередко имеет место понижение секреции гонадотропи-нов. Приблизительно у 1/з парней с акромегалией развивается эректильная нефункциональность и практически у всех дам — нарушение менструального цикла либо аменорея.

Диагностика гигантизма и акромегалии

Диагноз основывается на соответствующей медицинской симптоматике. Результаты КТ, МРТ либо рентгенографии черепа могут посодействовать подтвердить диагноз при обнаружении кортикальных утолщений, расширения передних синусов и роста размеров и эрозии турецкого седла. На рентгенограмме кистей рук приметно утолщение концевых фаланг пальцев и гипертрофия мягеньких тканей. Обычно, наблюдается нарушение толерантности к глюкозе и повышение содержания в крови сывороточных фосфатов.

Уровень ГР в плазме, измеряемый обычно радиоиммунологическим способом, обычно повышен, и результаты простых тестов на оценку его секреции молвят в пользу гиперсекреции ГР. Забор крови следует создавать у пациента натощак, до завтрака (базальный уровень), у здоровых людей он составляет наименее 5 нг/мл. Транзиторное повышение уровня ГР является обычным явлением и должно быть дифференцировано от патологической его секреции. Степень угнетения секреции ГР после нагрузки глюкозой должна быть определена у пациентов с завышенным уровнем ГР в плазме крови как неотклонимый эталон ведения. Все же, результаты теста значимо зависят от соблюдения методики проведения теста, и бывает проблематично отличить приобретенный итог от варианта обычной супрессии ГР в ответ на введение глюкозы. Секреция ГР у здоровых людей подавлена до наименее 2 нг/мл (за норму нередко принимается значение наименее 1 нг/мл) на 90-й минутке после предназначения 75 г глюкозы орально. Практически у всех нездоровых акромегалией наблюдаются уровни ГР, значительно превосходящие обозначенные. Уровень базального ГР в плазме также важен в процессе мониторинга для оценки эффективности терапии.

Инсулиноподобный фактор плазмы (ИФР-1) следует определять у пациентов с предполагаемым диагнозом акромегалии; уровень ИФР-1 обычно стойко повышен (в 3—10 раз). Может употребляться и мониторирование уровня ИФР-1 для контроля терапии. Для выявления опухоли производится КТ либо МРТ головы. В случае если опухоль не визуализируется, гиперсекреция ГР может быть следствием опухолевого роста с локализацией процесса вне ЦНС, со значимой секрецией эктопического рилизинг-фактора гормона роста (РФГР). Доказанный высочайший уровень РФГР в плазме может подтвердить диагноз. При подозрении на наличие эктопических источников секреции РФГР (способностей) легкие и поджелудочная железа должны быть изучены сначала.

Лечение гигантизма и акромегалии

Обычно, назначается конструктивная терапия с внедрением хирургических способов либо лучевая терапия. Желательно выполнение транссфеноидальной резекции гипофиза, но варианты целебного подхода очень разнятся зависимо от способностей учреждения. Применяется стереотаксическое высоковольтное облучение гипофиза в дозе около 5 ООО сГр), но уровень ГР может не понижаться до нормы в течение пары лет. Исцеление с внедрением ускоренных протонов (облучение томными частичками) позволяет повлиять на гипофиз большей дозой облучения (эквивалентной дозе до 10 ООО сГр); но такая стратегия терапии предназначает высочайший риск повреждения черепных нервишек и гипоталамуса и употребляется только в нескольких клинических центрах. Обычно, в течение пары лет развивается понижение функции гипофиза. Из-за кумулятивного воздействия лучевого воздействия терапия пучком протонов не проводится после предыдущей традиционной гамма терапией. Пациентам с прогрессирующим экстраселлярным ростом опухоли и клиентам, которым не может быть, по любым причинам выполнена полная резекция опухоли, что достаточно нередко встречается, назначается комбинированное (хирургическое и лучевая терапия)исцеление.

Пегвисомант — блокатор рецепторов ГР, как было показано, нивелирует его тканевые эффекты и понижает уровень ИФР-1 у нездоровых акромегалией без очевидного при всем этом роста размеров опухоли гипофиза. Этот продукт может отыскать свою терапевтическую нишу у пациентов с частичной либо полной устойчивостью к исцелению аналогами соматостатина.

Хирургическое удаление опухоли, по всей видимости, может считаться удачным исключительно в том случае, если уровень ГР после проведения теста на толерантность к глюкозе и уровень ИФР-1 ворачиваются к обычным значениям. Если же один из этих характеристик либо оба отличаются от нормы, то, обычно, нездоровой нуждается в предстоящей терапии. В случае если понижение уровня ГР недостаточно и он остается высочайшим, развивается артериальная гипертензия, сердечная дефицитность и риск смертельного финала возрастает в 2 раза. Если уровень ГР меньше 5 нг/ мл, смертность не возрастает.

Обычно, медикаментозная терапия назначается в этом случае, если хирургическое исцеление и лучевая терапия противопоказаны, или в случае, если они не принесли подабающего целебного эффекта, либо в случае, если режим проведения лучевой терапии временно лишает пациента трудоспособности (не позволяет по времени работать). В таких ситуациях может быть эффективен бромкриптина ме-зилат (1,25—5 мг орально в текущее время 1-ая линия исцеления — аналоги соматостатины 2 раза в денек), который у маленького числа пациентов понижает уровень ГР. При неэффективности бромкриптина назначается аналог соматостатина октреотид в дозе 0,05—0,15 мг подкожно, через 8— часов, что позволяет отлично снижать уровень ГР у пациентов, устойчивых к действию бромкриптина, хирургическому исцелению либо лучевой терапии. Продолжительно действующие аналоги соматостатина, такие как манни-тол-модифицированная форма октреоти-да (octreotide LAR), назначаются по 10— 30 мг внутримышечно, на курс от 4 до 6 недель и ланреотид в дозе по 30 мг внутримышечно, через 10— дней, являются более подходящими для пролонгированной терапии.

Комментировать

Почта не публикуется.Обязательные поля отмечены *